Общественный портал Школы №1505 "Преображенская"Театральная студия


Надежда Андреевна Белякова 2301

2013 (январь) – «Сон в летнюю ночь» по В. Шекспиру

Импровизация в стихах ставит в ступор

О выборе пьесы

Эту пьесу я очень давно хотела ее поставить, и именно с детьми, а выбрала ее по нескольким причинам. Во-первых, чтобы познакомить их с великим драматургом. Во-вторых, мне кажется, это тот самый возраст, когда им становятся понятны проблемы, затрагиваемые в пьесе. Они только-только начинают влюбляться, постигать сложный мир человеческих отношений. И ситуация предательства, внезапного расставания, когда человек в одночасье меняется и охладевает к тебе, им уже знакома. Причем подано это в тексте очень легко. Все мы знаем, что пережив какую-то ситуацию на сцене, мы освобождаемся, очищаемся от нее. Даже если ребята еще не проходили всех этих превратностей любви, в будущем это может послужить им хорошим уроком. Надеюсь, даже через много лет они будут вспоминать наш спектакль и ассоциировать его со своей жизнью. На то он и великий текст.

При работе над спектаклем до меня самой доходили многие вещи, например, слова Деметрия: «Была любовь, теперь прошла она», – засели в голове, да и жизнь поставила меня в такие условия. Я поняла, о чем писал Шекспир. Или чудесный текст Елены: «Ты для меня - весь мир. Как я могу сказать, что я одна, когда весь мир здесь смотрит на меня?» Сколько нежности и правды в этих строчках! Надо сказать, что это очень юная пьеса, то есть в ней показаны чувства именно юных людей, которых, если можно так выразиться, «колбасит». Думаю, участники спектакля как никто другой понимают это состояние.

Пьеса полна света и тепла, добра и простоты. Это волшебная сказка. Мне кажется, что ребятам этого возраста как играть, так и смотреть такой спектакль очень приятно. Не стоит забывать, что в любой комедии есть элемент трагедии, когда совсем не смешно. Приятно было, что дети задумывались над этим и задавали вопросы. Финал выглядит довольно радостно — все влюбленные вместе, они сочетаются браком. Но Деметрий ведь так и остался под заклятьем — какой же брак может состояться при неискренней любви? Это вещи, над которыми стоит подумать.

Конечно, было страшно браться за такой текст. У меня, видимо, в связи с образованием, которое я получаю, сложилось трепетно-неприкосновенное отношение к Шекспиру. Поначалу рука не поднималась сокращать текст, это было мукой. Мне казалось, что я не имею права этого делать. Все слова были главными. Позже, когда я себя отпустила, стало легче. Думаю, что теперь, если судьба предоставит мне возможность еще когда-нибудь ставить Шекспира, буду себя гораздо свободней чувствовать.

К сожалению, мне не довелось увидеть Шекспира в постановке Вадима Александровича, хотя крайне интересно, как он это сделал.

О костюмах

Мы старались максимально приблизить спектакль к современности. Чтобы было проще воспринимать. Не могу сказать, что сценическое решение получилось совсем без костюмов. Какие могут быть костюмы у влюбленных? Такие же, как у детей, сидящих в зале. Мы ведь делаем спектакль про них. И потом, мы не делали отсылки к древним Афинам, которые обозначены в месте действия. Это такие же современные школьники, которые волею случая оказались в лесу ночью. Возможно, стоило более подробно поработать над образом лесных эльфов – Оберона, Титании и Пэка. Они все-таки должны отличаться от влюбленных.

Сценический подвиг актеров

Мне трудно кого-то особо выделить. У нашей студии есть еще и педагогические цели. То есть можно судить о росте каждого человека в отдельности, и важен именно этот самый рост. Я очень довольна Егором Мацуком и Гришей Гаврилкиным. Хотя поначалу они наотрез отказывались играть предложенные им роли Осла и юной девы Фисбы. Но потом перебороли себя и сделали все, что я хотела. Это ведь поступок – выйти перед своими сверстниками в комических ролях, не стесняться и дать жару! Влада Канеп и Маша Кодина очень точно попали в свои образы. В сцене их драки мне каждый раз было страшно. Было просто невероятно приятно работать с Лешей Макаровым. Он уникальный человек. Не просто талантливый, но еще и деликатный, собранный, горящий. На роль Деметрия мы его срочно вводили за две недели до спектакля. У него феноменальная память.

Когда я сказала про ввод, он взглянул на текст сцены в течение 10 секунд, вышел и начал играть, лишь уточнив мизансцены! В конце репетиций он знал текст за всех персонажей. Ну и количество сценических находок, им привнесенных, не сосчитать. Вообще они с Андреем Егоровым и Машей Кодиной совершили подвиг – играли по две роли, впопыхах перодевались, выбегали на сцену и были уже другими! Про Андрея могу сказать, что была приятно удивлена, когда он отставил всю свою брутальность и превратился в такого смешного влюбленного мальчика, ждущего нежности. У Олега Григорьева и Ларисы Константиниди сложился отличный тандем. Можно говорить о режиссерской недоработке образов, но ребята сделали все, что я от них просила. Очень трогательно выглядит сцена, где Титания признается в любви Ослу, а Оберон зачарованно за ней смотрит – он вспоминает эту влюбленную девочку 300 лет назад (ведь сегодня Титания изрядно изменилась, чувства поугасли, да и характер испортился – спустя такой срок!). Оберон даже не хочет в какой-то мере снимать заклятие - такая она милая и нежная, когда влюблена. Жаль, что в этот раз не досталось больших ролей Егору Спиридонову и Насте Жуковской. Я знаю, что они могут очень многое. Будем стараться в следующем году!

У нас есть и дебютанты – это Саша Саакянц из 6-а, Соня Акинина, Маша Войновская и Аня Ярош из 5-б. Даже и не знаю, что бы было без этих милых феечек с розовыми крылышками и, конечно, без Пэка, который, по моей задумке, всю эту историю и закрутил. Саша, кстати, тоже срочно вводился. Хочется поздравить ребят с дебютом!

У нас только один штанкет

Трудностей было много. Во-первых, сложно было заставить детей учить стихотворный текст. В нем нет возможности импровизировать, что иногда ставит в ступор. Во-вторых, очень сложно было собрать детей из пяти разных классов на репетиции. В-третьих, конечно, пространство. Действие пьесы происходит в лесу. Как это воплотить на нашей гимназической сцене? По секрету вам скажу, что у нас есть только одни штанкет, на который можно что-то подвесить, и тот занят софитами. Я уж не говорю про люки и прочее. Но благодаря Ане Стояновой мы с этим справились. В-четвертых, неоднократно происходили изменения в составах. У нас была замена Гермии, Деметрия, Пэка. Это очень важные персонажи. Повторюсь, Лешу на роль Деметрия мы вводили за две недели. Если б не его феноменальные способности, мы могли бы и не выйти в срок. Кстати, о сроках. До самого последнего прогона я не была уверена, что мы сможем это сделать. За три с половиной месяца со всеми нашими мероприятиями, поездками, турслетами и каникулами не так-то просто сделать сложную стихотворную пьесу с непрофессионалами, у которых основное дело жизни пока все-таки учеба. Я очень благодарна детям, что они в итоге собрались, доучили за каникулы весь текст, за то, что мы смогли сделать это! За мой первый опыт работы с великим автором, за их смелость и дерзость, за новый взгляд, за горящие благодарные глаза, вопящие: «А что мы будем ставить в следующем году?» Поверьте мне, эти слова для меня дороже всего на свете.

Английский театр

Знаю, что в школе уже ждут спектакль английского театра. Их трудно сравнивать. Во-первых, совсем разные дети и разный материал. С пятишестиклассниками работать проще. Да и стараемся мы делать что-то более игровое, что им легко дается. И потом, английский театр мы ведем вдвоем с Ириной Павловной Котенковой, а в тандеме работать всегда легче. Когда я одна за все отвечаю, голова идет кругом. А здесь мы сообща вместе строим и делаем спектакль. Да и срок побольше — до марта. Хочу, пользуясь случаем, поблагодарить Елену Викторовну Сироткину за мое знание языка! Если б не ее уроки, я бы не вела сейчас английский театр! Невозможно ставить спектакль на языке, который не понимаешь, даже с такой надежной опорой как Ирина Павловна. Может быть, единственная трудность в английском театре — у нас в нем очень много детей, некоторые из них — новички. В то время как со старшей студией мы работаем уже несколько лет, можно даже сказать, что они — мои ученики. Мы часто понимаем друг друга с полуслова. Новичкам приходится все объяснять сызнова. Но на то она и профессия такая — каждый день — все по-новому!

Н.А. Белякова, руководитель студии,

студентка 5 курса РУТИ-ГИТИС, режиссерский факультет музыкального театра

Спать хочется...

Душа человеческая, во сне освободившаяся от тела, является одновременно театром, актерами и публикой.

(Х.Л. Борхес «Книга сноведений»)

Серое однообразие скучных снов, которые большинство смотрит на уроках в это темное холодное время, когда до лета далеко как до неба, в начале января было нарушено. Измученным зимой гимназистам был показан самый настоящий прекрасный «Сон в летнюю ночь». Как видно, в Англии тоже бывает зима, и прославленному Вильяму Шекспиру в это печальное время года тоже постоянно хотелось спать. А, может быть, он просто тосковал по любви и лету.

В спектакле, поставленным Надеждой Беляковой, участвовали ученики разных классов (с пятого по девятый). Удачнее всего, по общему мнению, выглядел Алексей Макаров из 9-а, который сыграл Деметрия. Роль эта не слишком выигрышная и в целом скучноватая, так как у Шекспира Деметрий лишен какой-либо индивидуальности, о нем неизвестно ничего, кроме того, что он влюблен в Елену. Однако вышеупомянутый юноша своей игрой привлекал внимание зрителей и заслужил восхищение.

Хотелось бы также отметить игру Марии Кодиной, выступившей сразу в двух ролях, Елены и медника Рыло. Потрясающее мастерство перевоплощения! Подумать только, нежная Елена и грубый неотесанный медник, которому к тому же в разыгранном простолюдинами спектакле выпало исполнять роль стены. Но обе эти роли сыграны вполне убедительно.

Романтическую атмосферу эльфийского леса создали простые, но оригинальные декорации в виде веревочек, к которым привязаны прозрачные тряпочки. На веревках качались три маленьких эльфенка – три пятиклассницы. Но поскольку никто не знает, как на самом деле выглядит эльфийский лес, каждый мог подключить воображение и домыслить все, что ему нравится. Интересный контраст с несколько абстрактной декорацией представляли костюмы, придуманные Софьей Нагорной.

В общем, прав был другой классик, уже не английской, а русской литературы, который написал: «Я хотел забыться и заснуть». Заснуть и долгими зимними ночами видеть сны наподобие «Сна в летнюю ночь», поставленного Н. Беляковой.

 Спокойной ночи, друзья мои, приятных сновидений.

Софья Герус

***

Надо сказать, что играть две роли совершенно не входило в мои планы, когда я пришел в Надину студию. Более того, я еще очень долгое время был уверен, что моя роль в спектакле одна-единственная — плотник Пигва. Однако, за неделю до новогодних каникул выяснилось, что один из актеров в день премьеры будет находиться во Франции и сыграть не сможет. Поначалу начались активные поиски актера, способного занять место выбывшего, к сожалению, безрезультатные. В итоге роль досталась мне.

Это оказалось довольно забавно — играть в спектакле две роли одновременно. Самым сложным оказалась даже не необходимость переходить из образа в образ, а просто физически ограниченное время между выходами, в которое надо было вместить переодевание и хотя бы частичное внешнее преображение. А уже потом, если оставалось время, нужно было успеть переключиться на другой образ. Зачастую получалось это не сразу, а уже на сцене во время речи. Бывало, что я начинал говорить свой текст как Деметрий, и вдруг спохватывался и, заметив, что вокруг меня ремесленники, резко менял голос и движения, пытаясь попасть в характер плотника. Вот такая чехарда.

Алексей Макаров

***

К Надиному театру я присоединилась в начале декабря и сразу вписалась в коллектив. Атмосфера во время репетиции отличалась от рабочей, она больше походила на семейную, дружественную. Помимо самих репетиций, ребята обсуждали свежие новости, веселились, прикалывались (в меньшей степени), обсуждали какие-то подробности спектакля, тонкости игры – короче делали все, лишь бы не играть на сцене. На репетициях редко можно было увидеть полный актерский состав, но некоторые ходили исправно. Тех, кто прогуливал часто, отстраняли от спектакля. Что еще можно сказать о том, как это делалось? Конечно же, ребята очень старались, несмотря на все отвлекающие обстоятельства, влиться в роли, учили текст (многие в последний момент). В процессе рождались смешные эпизоды, обсуждался и постоянно редактировался сценарий. Мы обдумывали, какими могут быть костюмы у героев. Каждый тащил из дома все, что могло бы пригодиться для спектакля. Анна Стоянова делала деклоации. Наконец все было готово. День спектакля приближался вплотную: до премьеры оставался один день.

Девятого января, в первый день учебы, после уроков в актовом зале собрались практически все актеры. Все пытались дозубрить свои роли, в перерывах между выходом на сцену – постоянно кто-то что-то забывал, путал – казалось бы, какой показ спектакля, ведь нечего еще не готово, но атмосфера, наконец-то, стала по настоящему рабочей. И премьера состоялась.

Софья Нагорная

Сон в летнюю ночь (2013)
Сон в летнюю ночь (2013)
Сон в летнюю ночь (2013)
Сон в летнюю ночь (2013)
Сон в летнюю ночь (2013)
Сон в летнюю ночь (2013)
Сон в летнюю ночь (2013)
Сон в летнюю ночь (2013)
Сон в летнюю ночь (2013)
Сон в летнюю ночь (2013)
Сон в летнюю ночь (2013)
Сон в летнюю ночь (2013)
Сон в летнюю ночь (2013)
Сон в летнюю ночь (2013)
Сон в летнюю ночь (2013)
Сон в летнюю ночь (2013)
Сон в летнюю ночь (2013)
Сон в летнюю ночь (2013)
Сон в летнюю ночь (2013)
Сон в летнюю ночь (2013)