Жарская Марина Олеговна 3671

Жарская Марина Олеговна

 

НЕ ШКОЛОЙ ЕДИНОЙ             СЛОВО ОБ УЧИТЕЛЕ               2Б КЛАСС 

 

Памяти школы "Эврика-Огонёк"

 

Памяти Натана Давыдовича ТАМАРЧЕНКО

 

Ей было 8 лет, когда она во дворе организовала школу, причём — со всей серьёзностью, с целями, задачами, отметками… Это можно было бы отнести к казусу детства, если бы этот «казус» не взошёл позже яркой звездой на небосклоне искусства любить детей.

Марина Жарская пришла работать в школу прямо со студенческой скамьи, в 1993 году, да не просто в школу — она, ещё юная и неопытная, сразу погрузилась в инновационное пространство только что созданной Людмилой Аркадьевной Адамской школы «Эврика-Огонёк», школы, сформировавшей не только личность и профессиональное кредо Марины, но и во многом повлиявшей на образовательное пространство России. 
Среди тех, кого Марина считает своими учителями, кроме Людмилы Аркадьевны, и такие имена, как проф. Натан Давыдович Тамарченко, автор уникальной программы по литературе, которой Марина предана вот уже более 20 лет. Натан Давыдович до последних дней свой жизни высоко ценил Марину, помогал ей дружеским советом и участием. 
Очень высоко оценил работу Марины и акад. Борис Михайлович Бим-Бад, сказавший, что она учит детей искусству постигать искусство. 

Когда нормальный человек слышит словосочетание «урок литературы в школе» у него сводит скулы от скуки. А если он ещё при этом слышит набившие оскомину сентенции про лишнего человека или базаровщину, то скука становится смерти подобной. Смерти интеллектуальной уж непременно. Скуке этой причина не литература как таковая – причиной планомерное, десятилетиями культивируемое, убийство литературы в школе. Потому что иначе как преднамеренным убийством литературы нельзя назвать, например, требование выучит наизусть и прочитать «с выражением» какое-нибудь «бурямглоюнебокроет» или «морозисолнцеденьчудесный». С каким выражением, просите? Да и вообще, позволим себе заметить, нет такое понятия в технике чтения, как «чтение  с выражением». Это понятие придумано школой – как одно из орудий убийств литературы.

Впрочем – хватит об убийцах. Неужели в школе нет позитивного взгляда на литературу? Не горюйте – есть!!! Хотя, признаемся, это редкость. И нам вдесятеро приятно осознавать, что мы имеем возможность наблюдать работу такого уникального педагога как Марина Олеговна Жарская – которая вместо того, чтобы шагая в ногу планомерно гробить всё литературное в детях, напротив, диссидирует, творя литературу вместе с ними, создавая ежесекундно на уроках такой взаимообмен эмоциональными состояниями, который в результате формирует в учениках позитивное отношение к литературному сопереживанию как таковому. По сути, она как доктор Гааз, меж других многих, спешащих по делам, спешит делать добро. Добро познания литературы. Но литературы не как набора догм и фабул, не как списка критических высказываний и устоявшихся мифов, а как некий уникальный метаязык общения человека с самим собой. Тут нелишне будет вспомнить меткое замечание Ролана Барта, что «писатели в течение долгих веков не представляли, чтобы литературу (само это слово появилось недавно) можно было рассматривать как язык, подлежащий, как и всякий язык, подобному логическому разграничению". Согласно тому же Р.Барту., сама литература не может сохранить внерефлексивной автохтонности и разрушается как язык-объект, "сохраняясь лишь в качестве метаязыка".

Собственно, Марина Жарская, творя литературу совместно со своими учениками, создаёт постоянно новый метаязык, причём порой создаёт этот метаязык всего лишь для одномоментного обмена эмоциями. Фактически, она транслирует не знания о литературе (таковых не существует в принципе), а категории эмоционального мужества, требуемого для создания литературы в самом себе. Она фиксирует парадигмальную презумпцию на восприятие семиотических сред как самодостаточной реальности - вне какой бы то ни было гарантированности со стороны внетекстовых феноменов. Данная презумпция, в свою очередь, фундирует отказ от понимания смысла в качестве гарантированного внетекстовым референтом и его интерпретацию в качестве релятивно-плюрального. Шекспировскому "Что имя? Роза пахнет розой, хоть розой назови, хоть нет..." Марина Жарская противопоставляет причудливый арабеск порожденных различными традициями, но в контексте микшированной культуры, наложенных друг на друга значений: роза как радость, жизнь, тайна, тишина, любовь, смерть, и мн. Принятие тех или иных значений (в контексте определенной метанаррации) задает принадлежность человека к определенной культурной традиции и делает соответствующий объект определенным образом значимым, - знание же всех возможных значений в культуре растворяет определенность значения в его вариативности.

«Просите» - воскликнет искушённый читатель – «но ваши постмодернистские эстетства оставьте для литературных салонов! А нам нужен результат, экзамены в школе, ЕГЭ!» И этим своим восклицанием глубокоуважаемый читатель опять навеет на нас скуку.

Иосиф Бродский в своей Нобелевской лекции сказал, в частности: «Если искусство чему-то и учит (и художника – в первую голову), то именно частности человеческого существования. Будучи наиболее древней – и наиболее буквальной – формой частного предпринимательства, оно вольно или невольно поощряет в человеке именно его ощущение индивидуальности, уникальности, отдельности – превращая его из общественного животного в личность. Многое можно разделить: хлеб, ложе, убеждения, возлюбленную – но не стихотворение, скажем, Райнера Марии Рильке. Произведения искусства, литературы в особенности и стихотворение в частности обращаются к человеку тет-а-тет, вступая с ним в прямые, без посредников, отношения. За это-то и недолюбливают искусство вообще, литературу в особенности и поэзию в частности ревнители всеобщего блага, повелители масс, глашатаи исторической необходимости. Ибо там, где прошло искусство где прочитано стихотворение, они обнаруживают на месте ожидаемого согласия и единодушия – равнодушие и разноголосие, на месте решимости к действию – невнимание и брезгливость. Иными словами, в нолики, которыми ревнители общего блага и повелители масс норовят оперировать, искусство вписывает "точку-точку-запятую с минусом", превращая каждый нолик в пусть не всегда привлекательную, но человеческую рожицу.»

Именно этим – превращением нолика в человеческую рожицу и занимается Марина Жарская – творя людей, творя литературу, творя дух!

И мы хотим, склоняясь в поклоне глубокой благодарности за наших детей, завершить этот небольшой рассказ о Марине Олеговне Жарской словами одного провинциального учителя литературы:

 "Поэту настоящему спасибо,

Руке его, безумию его

И голосу, когда, взлетев до хрипа,

Он достигает неба своего."

д.ф.н. Павел Максименко

 

 

Об образовательных экспериментах Марины Жарской

Александр Мирзаян о деятельности Марины Жарской в Образовательном клубе "Эврика" (видео)

 

Российские СМИ о педагогической деятельности Мариной Жарской

Радио "Свобода" Из опыта школьных театров (с 25-ой минуты)

К.пс.н. Евгений Крашенинников о школе "Эврика-Огонёк"

Блог "Педсовет.орг" - О Марине Жарской

"Комсомольская правда" об Образовательном клубе "Эврика"

Журнал "Директор школы" о 20-летии школы "Эврика-Огонёк"

 

 

КОНТАКТЫ

E-mail: marinashar@mail.ru

            marina.o.zharskaya@gmail.com

Мой профиль на Facebook

 

Раздел сайта: